Авторизация

Карта сайта

Последние поступления

Программа Девятых Международных Шевченковских чтений (Канев, 23 сентября 2021 г.)

ШЕВЧЕНКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЗАПОВЕДНИК

ИНСТИТУТ ЛИТЕРАТУРЫ ИМЕНИ Т.Г. ШЕВЧЕНКО НАН УКРАИНЫ

ЧЕРКАССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО

ИНСТИТУТ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА ИМЕНИ М.О. АУЭЗОВА КН МОН РК

УКРАИНСКИЙ ЦЕНТР НАУКИ И КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКАНСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ «РАДА УКРАИНЦЕВ КАЗАХСТАНА»

ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ «ИНСТИТУТ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО»

при информационной поддержке

МЕЖДУНАРОДНОГО ИНСТИТУТА ОБРАЗОВАНИЯ, КУЛЬТУРЫ И СВЯЗЕЙ С ДИАСПОРОЙ НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА «ЛЬВОВСКАЯ ПОЛИТЕХНИКА»

ПРОГРАММА

Девятых Международных Шевченковских чтений

«СОЗДАНИЕ НОВОЙ НАУЧНОЙ БИОГРАФИИ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ И ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СТРАТЕГИИ»

(К 160-й годовщине со времени возвращения Тараса Шевченко в Украину)

Канев, 23 сентября 2021 года

Подробнее...
К 160-летию перезахоронения Тараса Шевченко

22 мая – дата перезахоронения Тараса Шевченко. Уже год с нами нет Валентина Иващенко. Глубокая незаживающая рана. Огромная, никем не заполненная ниша. Он много сделал чтобы мои поездки в Петербург были продуктивными и интересными. Эту статью посвящаю памяти Валентина. 22 мая 1861 года возле Канева на Черкащине было захоронено тело Великого украинского Кобзаря – Тараса Григорьевича Шевченко. Тарас Шевченко последние свои дни прожил в Санкт-Петербурге в здании Академии Художеств на берегу Невы, там у Шевченко была небольшая комната, в которой он жил и работал. Комната была поделена деревянной перегородкой на 2 этажа. Верхний этаж был предназначен преимущественно для жилья, а нижний для работы. В этой комнате, в возрасте 47 лет, на лестнице между этажами и остановилось сердце Кобзаря.

Подробнее...

Календарь публикаций

Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

     В начале 20-х чисел февраля 2016 г. информационный простор России и Украины всколыхнула информация о сносе «Шевченковского домика» в Оренбурге по ул. 8 Марта, д. 29. В последние дни событие получило новую огласку, хотя впервые об этом сообщили местные блогеры еще в середине июля 2015 г. (см.: http://amber-electra.livejournal.com/4050.html). Уже тогда новость имела большой резонанс в городе и по данным популярного регионального сайта Orenday, который проводил опрос самых значимых событий за 2015 год, заняла в итоге первое место, получив 19% голосов читателей портала. Интерес к теме спустя девять месяцев после уничтожения дома возник в связи с недавним возбуждением уголовного дела по факту законности сноса объекта культурного наследия.

     Исторический памятник представлял собой небольшой одноэтажный бревенчатый домик с глиняной обмазкой по дранке в самом центре города на пересечении улиц 8 Марта и переулка Шевченко. Долгое время дом так и стоял побеленный, а в 1961 г. был обшит тесом.

     В период оренбургской ссылки Кобзаря дом принадлежал местному чиновнику М.И. Кутину (а позднее его наследникам), здесь проживал чиновник Пограничной комиссии Федор Михайлович Лазаревский – близкий друг поэта периода ссылки. В этот дом Тарас Шевченко впервые пришел в первые дни по доставке его в Оренбург в июне 1847 г., проводил много времени и в течение зимы 1849–1850 гг., встречался с друзьями. Здесь же провел и ночь после обыска с 22 на 23 апреля 1850 г. О времени, проведенном Т. Шевченко в доме Кутиных, сохранились воспоминания самого Ф. Лазаревского и других современников-очевидцев. Связь семьи Кутиных с Т. Шевченко в свое время изучал известный оренбургский ученый-шевченковед Л.Н. Большаков, который написал сценарий телевизионного фильма "Десять окон в прошлое и будущее", а также посвятил этому сюжету специальное исследование под названием «Тетрадь с вырванными листами» (1995). 

     Постановлением Совета Министров РСФСР № 624 от 04.12.1974 г. (возможно, в связи со 160-летием со дня рождения Т.Г. Шевченко) дом был включен в реестр памятников, истории и культуры, т.е. более 40 лет находился под охраной государства, имел соответствующую мемориальную табличку: «В этом доме в 1847 и 1849–1850 годах часто бывал Т.Г. Шевченко». В советское время это был обычный жилой дом на две семьи, а вначале 2000-х гг. расселен из-за аварийного состояния и уже не использовался ни под какие нужды, формально являясь чьей-то собственностью.   

      В начале 2000-х гг. были выявлены факты, указывающие на необоснованность отнесения здания к памятникам культуры. Так, дом не соответствовал критериям, зафиксированным в президентском указе от 20 февраля 1995 г. «Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения».

       В 2011 г. губернатор области Ю. Берг обратился в Министерство культуры РФ по вопросу исключения данного памятника из единого государственного реестра объектов культурного наследия народов РФ, однако вопрос решён не был.

      В 2014 г. владелец дома М.А. Пичугин обратился в Ленинский суд с исковым заявлением к Министерству культуры и внешних связей Оренбургской области об исключении объекта из Единого госреестра культурного наследия. Он объяснял, что здание представляет собой «полуразрушенное ветхое строение, непригодное для эксплуатации». Ответчиком в суде являлось Правительство РФ. Ленинский суд постановил исключить объект из реестра.

     Летом 2015 г. вокруг дома неожиданно установили ограждение – пятиметровую цельнометаллическую конструкцию со щитами, которая полностью закрыла строение. 27 июня дом был удивительно быстро снесен «неустановленными лицами». Очевидцам удалось случайно снять на видео непосредственный момент сноса (см. ссылку).

       Министерство культуры и внешних связей Оренбургской области по данному факту обращалось в областное УМВД и прокуратуру, но два раза – в июле и ноябре 2015 г. – в возбуждении уголовного дела было отказано, а виновные в разрушении объекта не установлены. Несмотря на требование Прокуратуры Оренбургской области о возбуждении уголовного дела отделом полиции №1 МУ "Оренбургское" неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые отменялись Прокуратурой г. Оренбурга как незаконные и необоснованные.

       По словам начальника Управления государственной охраны объектов культурного наследия министерства культуры и внешних связей Оренбургской области М.Г. Дмитриевой в интервью местным журналистам, собственник этого дома несколько лет через суд пытался исключить его из реестра памятников. Содержание памятников архитектуры обходятся владельцам «в копеечку», поскольку необходимо проводить специальные экспертизы зданий и ремонтировать их с соблюдением определённых условий. «Есть решение суда, согласно которому министерству культуры поручено исключить этот дом из реестра памятников». Однако, чиновник затруднилась сказать, была ли в реальности проведена эта процедура: «…Нужно поднять юридические документы и всё проверить».

       Таким образом, с точки зрения власти закон вроде бы не нарушен – есть решение суда о том, что дом вроде как уже и не памятник вовсе. Но до сих пор не ясно, успело ли министерство исполнить постановление суда. У общественности города возник очевидный вопрос: не поспешил ли собственник с избавлением от ветхого дома и на каком основании?

       Уже после сноса строения, Минкульт РФ обжаловал решение об исключении объекта из госреестра в областном суде. Федеральное ведомство в апелляционной жалобе просило отказать в удовлетворении требований. Областной суд отменил решение Ленинского районного суда и таким образом признал, что дом является объектом культурного наследия. Но самого объекта на этом месте уже не было!

      Примечательно также, что дом находился в перечне объектов культурного наследия, расположенных на территории Оренбургской области, по данным на 25 ноября 2015 г. Документ опубликован на сайте областного Минкульта (http://www.mininform.orb.ru/culture/okn.pdf) 

     Относительно недавно в ответ на обращения местных активистов министерство культуры сообщило (письмо на имя гр. А.Н. Лысенко от 28.01.2016 г. № 13-13-182), что «экспертами установлено отсутствие заявленных ранее историко-культурных характеристик у данного объекта» и эти выводы подтверждены другими государственными ведомствами. Однако, когда и как проводились подобные процедуры не указывается, соответствующие документы или ссылки на них в письме не предоставлены и не названы.  

      2 февраля 2016 г. оренбургский активист и предприниматель А.Н. Лысенко, одним из первых поднявший тревогу по этому поводу летом 2015 г,, на сайте Change.org разместил открытую петицию, обращенную к правоохранительным органам РФ, в которой указал, что совершено преступление, предусмотренное ст. 243 УК РФ, т.к. снесен памятник федерального значения. Цель петиции – привлечь внимание к данной проблеме культурной общественности, власти и правоохранительных органов, средства массовой информации города, региона и страны.

       20 февраля по частному заявлению А.Н. Лысенко отделом полиции №1 все же было возбуждено уголовное дело по статье 243 УК РФ по факту сноса объекта культурного наследия. После этого данное событие вновь получило повышенное внимание в СМИ.  

       Ряд представителей региональной власти, в том числе некоторые депутаты областного Законодательного собрания, выступили с заявлениями о том, что снос памятников исторического наследия – недопустим, и сожалением, что реакция от правоохранительных органов последовала слишком поздно.

       В настоящий момент площадка на месте бывшего дома по-прежнему обнесена забором, внутри оборудована парковка для сотрудников и клиентов расположенного рядом Оренбургского ипотечного коммерческого банка «Русь». Именно руководство этого банка общественность города связывает с решением о сносе дома. По словам очевидцев, знаменитая мемориальная табличка якобы лежит под снегом на въезде автопарковки.

       Таким образом, для общественности остается не вполне ясным вопрос о правомерности сноса дома. Обращает на себя внимание очевидный факт, что мнения областного и федерального ведомств культуры об исторической ценности строения противоречат друг другу.

      В последние дни сложившаяся ситуация активно обсуждается и комментируется на региональных, федеральных и международных информационных ресурсах, подготовлены сюжеты на оренбургском ТВ (ОРТ).  

       Вызывает сожаление тот факт, что подобное отношение к истории и историческим памятникам произошло в объявленный на государственном уровне 2015 год - Год литературы в России!

       Общественные активисты выражают надежду, что объективное расследование все же будет проведено, правоохранительные органы установят право собственности и законность произведенных действий по сносу памятника. В случае, если юридических оснований для этого не было, то виновные должны понести предусмотренную законодательством ответственность. 

Д. Черниенко

26.02.2016 г.

Фото автора и livejournal.com

По материалам информационных ресурсов:

http://www.orenday.ru/novosti/novostnaya-lenta/news240216180820

http://56orb.ru/news/proisshestviya/feb_2016/v_orenburge_radi_parkovki_snesli_dom_tarasa_shevchenko 

http://orenburg.bezformata.ru/listnews/dom-shevchenko-dolzhni-vosstanovit/44006337/ 

http://nokstv.ru/news/region/society/19892

Видео сноса дома:

http://www.orenday.ru/novosti/novostnaya-lenta/news240216180820 

https://youtu.be/KKbEOcPS_f4 

Электронная петиция: 

https://www.change.org/p/привлечь-к-ответственности-виновных-к-уничтожению-федерального-памятника-в-оренбурге#share 

     Дом Кутиных. Оригинальный вид

    Кадр сноса дома. Июнь 2015 г. 

     Строительная площадка.

       Автопарковка на месте дома.

Материалы разделов

Кто онлайн

Сейчас 175 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Подписка