Авторизация

Карта сайта

Последние поступления

Образ Шевченко в контексте задач модернизации общественного сознания и формирования исторической памяти в Казахстане

     В Казахстане с 2017 года системно реализуются положения программной статьи Первого Президента РК – Елбасы Н.А. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», направленной на гуманитарное сопровождение реформ в политической и экономической сферах, обеспечение последовательности и итоговой успешности их реализации. Главой государства перед казахстанским обществом поставлена амбициозная задача – стать единой нацией сильных, в том числе и в духовном смысле, людей.

     Одна из ключевых идей программы Духовного Обновления заключается в том, что успех модернизации будет невозможен без сохранения своей культуры, собственного национального кода, национального духа, лучших традиций, обычаев, языка, литературы. Это именно та платформа, которая призвана соединить горизонты прошлого, настоящего и будущего народа, обеспечить межкультурное и конфессиональное согласие, поэтому широкая популяризация уникального культурно-исторического наследия Казахстана становится одной из наиболее актуальных задач современной науки.

     Н.А. Назарбаев особенно подчеркивал, что для казахов святы мудрость Абая, перо Ауэзова, проникновенные строки Жамбыла, волшебные звуки Курмангазы, вечный зов духа предков аруаха. В год 175-летия Абая есть основания говорить о том, что мудрость поэта и призывы к раскрытию самых лучших качеств людей, правила общежития, заключенные в «Словах назидания», понятны представителям всех этносов. Из мира национальных культур в общепланетарную сокровищницу приняты имена Пушкина, Навои, Кашгари, Тукая, Гёте и многих других. Украинская культура также подарила миру своего героя и гения – Тараса Шевченко, чей образ, ставший заметным и ярким культурно-историческим символом, имеет для Казахстана, безусловно, особое значение, может рассматриваться как один из факторов упрочения модели межэтнического согласия, гордости за культуру страны, движения к дальнейшей консолидации казахстанского общества.

     Что сегодня новые поколения могут взять из Шевченко? Оказывается, что не так уж и мало важных идей и призывов – патриотизм, любовь к родине, прекрасное знание и понимание народной жизни, национальных традиций, верность родному языку, друзьям, готовность самопожертвования, протест против угнетения, бесправия и неравенства, вера в Добро и Справедливость, преданность своим идеалам, жизненная стойкость, открытость миру, искренняя увлеченность и уважение к культуре других народов, готовность принять другую культуру как свою, а своей делиться с другими и многое другое.

     Шевченко интересен как фигура мирового уровня прежде всего потому, что в полной мере отражал национальную самобытность, уникальность и оригинальность своего народа. Общемировое признание пришло через национальное, и в этом заключается один из важных уроков! Уважение к другим народам родилось из любви к своему народу. Иначе не был бы так выразительно и в деталях описан и навсегда зафиксирован казахский быт в поэзии, повестях, дневнике, многочисленных рисунках Кобзаря.

     Шевченко провел на территории современного Казахстана почти 10 лет (1848 – 1857 гг.), лично наблюдал жизнь казахов. Образы народа и природы степей Приаралья и Мангышлака, Аральского и Каспийского морей нашли отражение в его литературном творчестве и изобразительном наследии – более 120 поэтических произведений, более 350 рисунков и картин, посвященных Казахстану. Шевченко, насколько было возможно в его условиях, проникал в казахскую культуру – узнавал язык, слышал народные песни, знакомился со степным бытом, проявлял симпатию и привязанность. Важно отметить, что Шевченко чаще всего использовал правильный этноним «казахи/кайсаки», а не принятый в то время официальный «киргизы», что тоже многое говорит об отношении к народу.  

     В литературе встречаются, к сожалению, распространенные мнения, что для Шевченко казахский период жизни был «темным временем», «трагедией одиночества», «наказанием пустыней», «отбыванием срока», «незапертой тюрьмой» и т.п. На самом деле, беспристрастный взгляд убеждает, скорее, в обратном – в итоге это оказалась счастливая судьба. Для Тараса – один из наиболее плодотворных периодов творчества, для Казахстана – одна из немногих в то угнетенное время возможностей выйти, как бы сегодня сказали, в «информационное пространство».      

     Не удивительно, что в современных публикациях неоднократно подчеркивается мысль о том, что для казахов Шевченко уже давно свой, человек, который глубоко прочувствовал положение, боль и чаяния народа в тот период истории. Искренним ответным порывом стали почетные эпитеты «акын Тарази», «народный посол», «певец Независимости». Кроме того, творческое наследие Шевченко – органичная часть общеказахстанской культуры, его имя известно всем жителям страны. В этом смысле общечеловеческие грани гениальности поэта и художника по своему значению превзошли национальные черты, смогли естественным образом интегрироваться в культурное пространство большой и многоликой страны. 

     Уместно вспомнить, что приближается дата, которую в определенной степени можно считать 100-летием казахстанского шевченковедения – в марте 1922 года в краевой газете «Степная правда» (Оренбург) опубликована, вероятно, первая статья о Шевченко и его пребывании на Мангышлаке. Символично, что в 1934 году на Первом съезде писателей СССР казахский классик Ильяс Джансугуров с высокой трибуны отметил мировое значение творчества Шевченко.

     И сегодня, спустя почти 100 лет, Казахстан вновь проявил особое внимание к Великому Кобзарю – в ноябре 2019 года Казахстанским институтом общественного развития «Рухани Жаңғыру» были презентованы результаты исследования по проекту «Изучение вклада казахстанских этносов в историко-культурное наследие народа Казахстана». В базу данных, подготовленную ведущими экспертами, вошли 50 выдающихся деятелей, внесших значительный вклад в развитие Казахстана, в их числе – Тарас Шевченко. База данных оформлена в виде издания «Этносы Казахстана: личность, история, память» (Нур-Султан, 2019. 316 с.), выполненного по заказу Министерства информации и общественного развития Республики Казахстан при поддержке Администрации Президента Республики Казахстан и Ассамблеи народа Казахстана.

     В статье, посвященной Тарасу Шевченко, отмечается, что очарованный Казахстаном, Шевченко оставил заметный след в казахской культуре. Великий Кобзарь посвятил Казахстану сотни рисунков и стихов. Здесь провел он в изгнании 10 лет, но этот период его жизни был очень продуктивным. Поэт реализовал многие творческие замыслы, ярко запечатлел и воспел жизнь казахов, во многих своих творениях реалистично представил жизнь степняков. Творчество Шевченко стало неотъемлемой частью истории и культуры казахов, важной страницей истории духовного родства народов Казахстана и Украины. Отмечен вклад казахских писателей и поэтов, занимавшихся переводами произведений Шевченко, изучением его жизни и творчества.

     Казахстан, так искренне заинтересовавший Шевченко, безусловно, отвечает ему взаимностью. Казахстан на сегодня располагает наиболее представительным за пределами Украины опытом мемориализации, которая на протяжении длительного времени находила воплощение в следующих формах:

     - установлены памятники, бюсты и мемориальные доски,
     - действуют музеи и музейные экспозиции,
     - в библиотеках имеются собрания произведений Т.Г. Шевченко и издания, посвященные творчеству Кобзаря,
     - населенные пункты, улицы населенных пунктов, географические объекты названные в честь Шевченко,
     - украинские этнокультурные объединения Казахстана ежегодно проводят тематические культурно-массовые и просветительские мероприятия,
     - ряд школы носят имя Шевченко,
     -  раздел о Шевченко включен в школьный учебник по истории Казахстана для 8 класса,
     - многочисленные переводы произведений Шевченко на казахский язык, неоднократно осуществлены издания избранных трудов поэта, образы Шевченко созданы в казахской национальной литературе, кинематографе, изобразительном искусстве,
     - существует обширная научная, научно-популярна литература (статьи, книги) и публицистика о жизни и творчестве Шевченко в Казахстане,
     - к историческим и памятным датам регулярно проводятся научно-просветительские мероприятия,
     - выпущены памятные юбилейные монеты к 200-летию Т. Шевченко в 2014 г.,
     - шевченковские места включены в туристический контент в Мангистауской и Кызылординской областях,
     - СМИ и интернет-пространство Казахстана содержит разнообразные материалы о Шевченко.

     Поскольку в полном объеме история Шевченко в Казахстане еще не написана, то с учетом информации, систематизированной в таком виде, важно ответить на вопрос: «Каковы направления и формы современного шевченковедения в Казахстане?». Ответ можно дать, опираясь, с одной стороны, на имеющийся отечественный исследовательский опыт, с другой – на основные мировые научно-просветительские тенденции в этой области. Для Казахстана перспективными и актуальными могут быть следующие научно-издательские проекты:

     - изучение Мангистауского периода жизни и творчества Шевченко,
     -  анализа истории формирования и современного состояния казахстанской шевченкианы, обобщение всего накопленного историографического опыта, публикация неизданных ранее материалов, 
     - в контексте задач программы «Рухани жаңғыру» показать тесную связь творчества Шевченко с локальной историей конкретных местностей и объектов Западного Казахстана,
     - сравнительный анализ творчества Шевченко и других национальных классиков в русле компаративистики,
     - перевод произведений Шевченко на новую латиницу (с учетом опыта изданий 1930-х гг.). 
     - создание на базе одного из научно-образовательных учреждений специального исследовательского подразделения, позиционирование Казахстана как признанного центра в области шевченковедения на постсоветском пространстве и в мире.

     Эти задачи в полной мере соответствуют основным положениям программы «Рухани жаңғыру» и обозначенным Лидером Нации Н.А. Назарбаевым направлениям:

     1. «Туған жер», поскольку патриотизм начинается с любви к своей земле, к своему аулу, городу, региону, с любви к малой родине. В том числе, тематические подпрограммы «Тәрбие және білім» по формированию всесторонне и гармонично развитой личности на основе казахстанского патриотизма и общечеловеческих ценностей, «Рухани қазына» по формированию общенационального патриотизма через возрождение интереса и уважения к традициям, истории и культуре своей земли. Реализация этих программ предполагает организацию системной краеведческой работы, изучение региональной истории, восстановление культурно-исторических памятников и культурных объектов местного масштаба. Это особенно важно для молодых людей, которые в силу разных причин могут еще недостаточно знать и понимать местную историю, ее загадки и тайны.

     2. «Сакральная география Казахстана» («Духовные святыни Казахстана»). У каждого народа, у каждой цивилизации есть святые места, которые носят локальный, значимый только для местного сообщества, общенациональный, известный большому числу представителей этноса, или общемировой характер. Но все они образуют каркас национальной идентичности. Для этого вводятся в научно-познавательный оборот уникальные и малоизвестные памятники истории и культуры. Получаемая в результате поиска информация может побудить читателей к активной музейно-краеведческой работе, начиная со школьного уровня, продолжению увлекательных поисков, изучению малоизвестных страниц локальной истории. Немало значимых, священных для казахов мест Западного Казахстана, Арало-Каспийского региона нашли отражение в художественном и изобразительном наследии Шевченко.

     3. Направление «Современная казахстанская культура в глобальном мире» ориентировано на обеспечение конкурентоспособности национальных культур. Обращение в различных формах к всестороннему изучению наследия мировых классиков, связанных волею судьбы с Великой Степью, способно сделать Казахстан интереснее и привлекательнее для окружающего мира через позиционирование его как пространства, давшего явления культуры мирового значения. В этом смысле Шевченко предстает как один из Великих деятелей Великой степи. 

     Таким образом, личность и творчество Тараса Шевченко играют важную роль в формировании исторической памяти и консолидации народа Казахстана. Сегодня, когда активно и совершенно обоснованно реализуется проект по презентации новых лиц Казахстана, не менее значима и работа по популяризации «лиц истории», которые создавали славу и формировали фундамент общенационального культурного кода.

                                                 Д.А. Черниенко,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник
Института истории государства КН МОН РК
член Оргкомитета Международных Шевченковских чтений

 9 марта 2020 г. 

 

 

180 лет назад вышло первое издание «Кобзаря» Шевченко

   26 апреля в 1840 году в Санкт-Петербурге тиражом 1000 экземпляров вышел первый сборник стихов Тараса Шевченко, изданный на средства Петра Мартоса, в которую вошли восемь произведений: «Думи мої, думи мої, лихо мені з вами!», «Перебендя», «Катерина», «Тополя», «Думка», «До Основ’яненка», «Іван Підкова», «Тарасова ніч». Из них первые 100 экземпляров имели 115 страниц текста, но большинство после вмешательства цензора были изъяты и уничтожены еще до начала продаж, и около десяти, которые Тарас Шевченко подарил друзьям, остались. Единственный известный экземпляр, имеющий 115 страниц текста, который принадлежал Тарасу Шевченко и был изъят у него во время первого ареста, находится в Санкт-Петербурге, а остальные книги имеют 114 страниц.

Подробнее...

Календарь публикаций

Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

В Южном Приуралье – историко-географической области, охватывающей территории современных Республики Башкортостан и Оренбургской области, исторически сложился один из наиболее крупных анклавов украинского населения в России. В результате нескольких волн переселенческого движения, начавшегося в первой половине XVIII в., численность украинцев в Башкирии по переписи населения 1939 г. достигла наивысшего показателя – более 90 тыс. человек.

Комплекс традиционной украинской культуры, принесенный переселенцами, сохранялся в различных сферах жизни в относительно цельном виде вплоть до рубежа 1960–1970-х гг., когда началась его деформация под влиянием активных процессов ассимиляции, урбанизации, большого количества смешанных браков и т.д., что привело к сокращению численности украинцев к настоящему времени более чем в два раза (по данным переписи 2010 г. – около 40 тыс. человек). Некоторые элементы украинской культуры можно проследить и в настоящее время, например, во внешнем облике сел, основанных в разное время выходцами из Украины, в обычаях и языке их жителей.     
Во второй половине XIX в. появляются первые научные публикации, посвященные истории и культуре украинцев Оренбургского края. По мере развития в регионе исторической науки, подготовки специалистов в разных областях знания, работа в архивах и библиотеках стала дополняться полевыми исследованиями. Наиболее широко такая деятельность была развернута на территории Башкирии, где практика экспедиционного изучения украинцев на длительное время не прерывалась, хотя и имела определенные хронологические пробелы. 
К некоторым страницам истории полевых исследований украинцев в Башкортостане обращались уфимские ученые В.Я. Бабенко [1, с. 8-9; 2] и Ф.Г. Ахатова [3; 4, с. 26-43; 5, с. 3-40]. Вместе с тем, системный анализ итогов проведенной работы еще не предпринимался. Исходя из состояния проблемы цель статьи – проследить основные этапы в развертывании экспедиционной работы по этнографическому изучению украинского населения на территории Башкортостана, показать преемственность между этапами, полученные основные научные результаты и направления дальнейших исследований. На основе имеющихся научных публикаций, дневниковых материалов, музейных и личных коллекций целесообразно выделить шесть этапов в развитии экспедиционного украиноведения в Башкортостане.            
Первый этап приходиться на вторую половину XIX в., когда первичное собирание фольклорно-этнографического материала проводилось непрофессиональными учеными. Например, в 1860–1880-х гг. записи и публикации славянского фольклора делал музыковед, краевед Р.Г. Игнатьев, совершавший поездки, в том числе, по селам Белебеевского уезда Уфимской губернии, где сформировался один из ареалов компактного проживания украинцев. Указание на памятники украинского фольклора Южного Урала встречаются в творчестве музыканта, подвижника и собирателя народных песен С.Г. Рыбакова, который в одном из трудов 1895 г. в качестве примера влияния славянской песенной традиции на местное башкирское население привел песню «Як за гаєм, гаєм». Указанные авторы специально украинскую культуру и быт не изучали, но сделали несколько интересных наблюдений, прежде всего, о взаимодействии с другими национальными традициями. Работа, проведенная во второй половине XIX в., несмотря на свою фрагментарность и избирательность, открыла неизвестные до тех пор исследовательские направления и показала потенциально широкий объем источников. 
Второй этап приходится на начало советского периода – 1920–1930-е гг., когда были предприняты усилия по проведению первых действительно профессиональных научных исследований в экспедиционной форме под руководством приглашенных специалистов из ведущих научных центров СССР. В 1929–1930-х гг. на территории Башкирии в составе комплексной Башкирской экспедиции Академии наук СССР работал отряд под руководством ленинградского этнографа А.С. Бежковича, который изучал традиции земледелия и материальную культуру разных народов края. Всего было обследовано более 60 населенных пунктов, где проживали представители 9 национальностей, в том числе, украинцы в моноэтничных и смешанных русско-украинских, украинско-белорусских селах Уфимского, Бирского, Стерлитамакского и Тамьян-Катайского кантонов. Экспедиция в силу ряда причин осталась незавершенной, а некоторые ее результаты были опубликованы значительно позднее [6]. Часть материалов до сих пор остается в ведомственных и личных архивах.
В 1938–1940-х гг. на территории юго-восточных районов Башкирии, в местах компактного расселения украинцев работала экспедиция Башкирского НИИ истории, языка и литературы под руководством научного сотрудника фольклорного кабинета Института археологии и этнографии Ленинградского отделения АН СССР Н.П. Колпаковой. Вероятно, именно тогда были сделаны наиболее ранние профессиональные записи украинского фольклора. Несколько украинских песен включены в сборники, посвященные русскому фольклору, т.к. этническая дифференциация собранного материала не проводилась. Кроме песен, внимание исследователей было обращено и на состояние материальной культуры украинцев. В отчетах и дневниковых записях Н.П. Колпаковой есть некоторые сведения о жилище, хозяйственных постройках, воспоминания о беседах с местными жителями [7]. Ход и результаты экспедиций 1920–1930-х гг. представляют большой историографический интерес, поскольку их результаты не опубликованы в полном объеме и недостаточно вовлечены в научный оборот.
Третий этап связан с событиями Великой Отечественной войны, когда в 1941–1943 гг. активную деятельность развернули гуманитарные институты Академии наук УССР, эвакуированные в Уфу. Предыдущие экспедиции рассматривали материальную и духовную культуру украинского населения исключительно в контексте восточнославянского наследия. Первые комплексные исследования по истории, этнографии, фольклору именно украинцев были проведены киевскими учеными – П. Поповым, М. Береговским, М. Плисецким, П. Лысенко, В. Ильиным, В. Петровым. С сентября 1941 г. по март 1943 г. научные сотрудники Института общественных наук АН УССР (затем – Института народного творчества и искусств) совершили семь экспедиций в четыре района Башкирии, где компактно проживали украинцы. В ходе экспедиций собирались данные об истории переселенчества, основании отдельных сел, фольклор (более 320 разножанровых текстов), изучалось состояние языка и особенности народного быта. В результате к лету 1943 г. была подготовлена рукопись коллективной монографии «Украинцы за пределами Украинской ССР. Украинцы в Башкирии», в полном объеме изданной только в 2011 г. [8]. В целом экспедиционные исследования 1930–1940-х гг. позволили более четко обозначить ареал расселения украинцев в Башкирии, зафиксировать и задокументировать уникальные устные источники.
Четвертый этап охватывает послевоенное время 1940–1950-х гг. В 1948–1949 гг. ряд поездок был осуществлен сотрудниками кафедры фольклора Московского университета под руководством Э.В. Померанцевой совместно с сотрудниками Московской консерватории и Башкирским НИИ истории, языка и литературы. Территория исследований в данный период охватывала северные и северо-восточные районы Башкирии с преимущественно русским населением. Среди собранного материала наряду с русскими зафиксированы и образцы украинского фольклора (около 30 песен) [9].
В 1959 г. этнографический отряд Казанского университета под руководством Е.П. Бусыгина изучал материальную культуру русского населения в западных районах Башкирии, которые отличались многонациональным составом населения. Среди 23 населенных пунктов на маршруте экспедиции было обследовано два крупных украинских села в юго-западной части республики – Софиполь и Золотоношка. В публикации по итогам поездки Е.П. Бусыгин кратко характеризует язык местных жителей, в описании материальной культуры останавливается на некоторых традициях земледелия, устройства жилища, интерьеров, особенностях одежды, отмечает основные направления эволюции традиционной культуры в современных условиях. Украинский материал привлекался в целях сравнительного анализа русских и украинских элементов культуры на одной территории, а также показать примеры такого межкультурного взаимодействия [10].
Итак, до конца 1950-х гг. на территории Башкирии исследовательскую работу в форме этнографических экспедиций осуществляли приглашенные специалисты из ведущих научных центров СССР – Ленинграда, Москвы, Казани. Благодаря их усилиям была получена содержательная информация, однако системное изучение культурного наследия украинского народа в Башкирии еще не проводилось.
Пятый этап приходится на вторую половину 1960-х – начало 1990-х гг. В это время в Башкирии на базе ведущих академических учреждений и высших учебных заведений стали формироваться местные научные школы. В Стерлитамакском педагогическом институте профессором И.Е. Карпухиным, начавшаяся с 1966 г., разработана специальная программа изучения свадебной обрядности крупнейших этносов, проведено более 10 экспедиций почти в 40 районах Башкирии. В том числе, особое внимание обращалось на общие и особенные черты русской и украинской свадебной обрядности [11].
В Башкирском государственном университете сложилась научная школа фольклористики профессора Л.Г. Барага, неоднократно поднимавшего вопрос о взаимосвязи русского и нерусского фольклора в Башкирии. Опираясь на материалы фольклорных экспедиций второй половины 1960-х гг., Л.Г. Бараг отмечал, что там, где живут переселенцы из Украины или их потомки, традиции национального песнетворчества сохраняются длительное время, а также обозначил задачу составления сводного сравнительного указателя восточнославянских сказочных сюжетов [12; 13]. Значительный вклад в изучение характера русско-украинского этнокультурного взаимодействия и особенностей украинской песенной культуры во второй половине 1960-х – начале 1980-х гг. внесла ученица Л.Г. Барага – Л.И. Брянцева. Результаты ее участия в многолетних фольклорно-этнографических экспедициях кафедры русской литературы и фольклора БашГУ в конце 1960 – начале 1980-х гг. нашли отражение в ряде специальных статей [14; 15; 16; 17]. 
С 1974 г. активную экспедиционную работу проводил В.Я. Бабенко – представитель научной школы этнографии академика Р.Г. Кузеева в Башкирском филиале Уфимского научного центра АН СССР. Ежегодные полевые исследования В.Я. Бабенко продолжались до конца 1980-х гг. и позволили выявить значительный эмпирический материал для разработки теории «малых этнических групп». Результаты поездок по 34 районам Башкирии – местам компактного или дисперсного проживания украинцев, неоднократно публиковались в научных статьях и тематических сборниках. В.Я. Бабенко собрал, систематизировал и проанализировал данные письменных источников, личных наблюдений и бесед с информантами о характере расселения украинцев в Башкирии, традиционных формах хозяйства, семейно-брачных отношениях, обрядах, пище и многих других сюжетах. Результаты многолетних поездок легли в основу кандидатской диссертации [18], а также единственной до недавнего времени в России монографии о региональных особенностях материальной культуры украинцев [1]. Не только научно-исследовательская, но большая просветительская, организаторская, педагогическая деятельность В.Я. Бабенко позволяют считать его создателем южноуральской региональной украинистики как особого исследовательского направления.   
В середине 1980-х гг. к экспедиционной работе подключилась Ф.Г. Ахатова – известный специалист по восточнославянскому фольклору. В 1989–1991 гг. была проведена серия поездок по следам экспедиций 1940-х гг., а также в другие районы Башкирии, что позволило зафиксировать существенные изменения в песенном репертуаре, исчезновение ряда фольклорных жанров (исторические песни), выход из употребления некоторых традиционных обрядов (национальная свадьба). По результатам экспедиций собран значительный фонд песенного фольклора из 11 районов Башкирии, подготовлены две диссертации, монографии [4; 5]. В целом научная работа в области украинистики в 1960–1980-е гг. приобретает организованный,  регулярный, междисциплинарный характер в форме интеграции исторических, этнографических и фольклорных исследований, начинается разработка новых тем.
Шестой этап отражает современное состояние экспедиционного украиноведения в Башкортостане. Возобновление с 2010 г. после определенного перерыва регулярной экспедиционной работы связано, прежде всего, с формированием в последние годы научной группы украинистов в Уфимском филиале Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова, возглавляемом В.Я. Бабенко. В структуре вуза действует Научно-методический центр по изучению славянских языков и культур, приоритетным направлением работы которого традиционно остается региональная украинистика в междисциплинарном аспекте (история, этнография, фольклор, лингвистика, педагогика, историография) [19]. Например, в 2010–2011 гг. к 90-летию Института искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Рыльского НАН Украины и 70-летию пребывания АН УССР в Уфе была поставлена задача повторить маршруты экспедиций 1940-х гг. в целях изучения динамики этноязыковых процессов украинцев в поликультурной среде. В результате маршрутно-стационарным методом обследовано 12 населенных пунктов в четырех районах республики – Чишминском, Стерлитамакском, Аургазинском, Давлекановском, собран значительный фонд новых источников, представляющий воспоминания старожилов, фото- видеоматериалы, документы местных музеев, личных коллекций. В июле 2012 г. в рамках подготовки к 120-летию с. Казанки – одного из старейших украинских сел Башкортостана, было осуществлено обследование ряда сел Альшеевского района РБ, где традиционно высока доля украинского населения. Полученные материалы позволили подготовить монографическое исследование [20]. В октябре 2012 г. в двух «украинских» районах Башкортостана – Стерлитамакском и Аургазинском, совместно с Институтом украинского языка (г. Киев) Национальной академии наук Украины впервые состоялась специализированная диалектологическая экспедиция.     
Таким образом, за охваченный в статье период времени с конца XIX в. до настоящего времени пройден значительный путь от первичного накопления информации к ее систематизации и глубокому научному обобщению. Сегодня благодаря разноплановой по своим задачам полевой работе сложилась обширная источниковая база для дальнейшего всестороннего изучения особенностей истории, культуры и быта украинского населения Башкортостана. Среди актуальных задач украинисты Башкортостана определяют следующие:  1) подготовка историко-географического атласа старинных и современных украинских поселений Башкортостана; 2) дальнейшее системное изучение диалектных особенностей украинского языка; 3) изучение изменений, произошедших в украинской культуре региона за последние 20–30 лет; 4) в перспективе – создание в Башкортостане украинского историко-этнографического музейного комплекса под открытым небом. 

Список использованных источников

1. Бабенко В.Я. Украинцы Башкирской ССР: поведение малой этнической группы в полиэтничной среде. Уфа, 1992.
2. Бабенко В. М.Я. Береговский – первый исследователь фольклора украинцев Башкортостана // Украина – Башкортостан: связь времен. Уфа, 2001.
3. Ахатова Ф.Г. Из истории исследования украинского песенного фольклора в Башкортостане // Завези од мене поклон в Україну… Уфа, 1999. 
4. Ахатова Ф.Г. Украинские песни в Башкортостане (историко-этнографическое исследование). Уфа, 2000. 
5. Ахатова Ф.Г. Восточнославянские песни в Башкортостане: Фольклорные процессы в многоэтничном регионе. М., 2006.
6. Бежкович А.С. Этнические особенности земледелия у народов Башкирии // Археология и этнография Башкирии. Вып. 5. Уфа, 1973.
7. Колпакова Н.П. Путевой дневник // Фольклор народов РСФСР. Вып. 3. Уфа, 1976. 
8. Українці Башкирії: у 2 т. Т. 1. Дослідження і документи. Київ; Уфа, 2011.
9. Русское народное творчество в Башкирии. Уфа, 1957.
10. Бусыгин Е.П. Материальная культура русского населения западных районов Башкирской АССР // Географический сборник. Вып. 2. Казань, 1967. 
11. Карпухин И.Е. Взаимодействие русских и украинских свадебных обрядов в Башкирии // Фольклор и литература Урала. Вып. 2. Пермь, 1975. 
12. Бараг Л.Г. Взаимосвязи русского и нерусского фольклора современной Башкирии // Расцвет, сближение и взаимообогащение культур народов СССР. Вып. 2. Уфа, 1970.
13. Бараг Л.Г. О межнациональном в сказках восточнославянских народов // Фольклор народов РСФСР. Вып. 1. Уфа, 1974.
14. Брянцева Л.И. О взаимосвязях русского и украинского свадебного фольклора в современной Башкирии // Фольклор народов РСФСР. Вып. 2. Уфа, 1975. 
15. Брянцева Л.И. Украинские песни в Башкирии // Фольклор народов РСФСР. Уфа, 1980.  
16. Брянцева Л.И. Балладная традиция в Архангельском районе БАССР // Фольклор народов РСФСР. Уфа, 1981.
17. Брянцева Л.И. О русско-украинских песенных взаимосвязях в Башкирии // Фольклор народов РСФСР. Уфа, 1987.
18. Бабенко В.Я. Материальная культура украинцев Башкирии: Историко-этнографическое исследование: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1985.
19. Бабенко В.Я., Черниенко Д.А. Украинистика в Башкортостане: опыт – проблемы – перспективы // Украинистика в России: история, состояние, тенденции развития. Киев; М.; Уфа, 2010.
20. Черниенко Д.А., Пилипак М.А. Село Казанка и украинцы Альшеевского района. Уфа, 2012. 

Опубликовано: Черниенко Д.А. Экспедиционные исследования украинцев Башкортостана: история и современное состояние // Вестник экономико-юридической гуманитарной академии (ВЭГУ). – 2013. – № 5 (67).

Материалы разделов

Кто онлайн

Сейчас 88 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Подписка