Авторизация

Карта сайта

Последние поступления

Украинский музыкально-драматический ансамбль имени Тараса Шевченко в Астане


  27 октября 2018 г. в рамках празднования 20-летия Астаны как столицы Казахстана в театре "Жастар" состоялся концерт Украинского музыкально-драматического ансамбля имени Тараса Шевченко из г. Братислава (Словакия). Коллектив ведет свою деятельность уже на протяжении 47 лет. Его истоки восходят к творчеству известного украинского драматурга и режиссера Юрия Августа Шерегия (1907–1990), автора 33 театральных произведений, педагога-методиста для актеров-любителей, историка театра, организатора культурных кружков.

Подробнее...
Обществу украинцев «Оберег» г. Астаны – 15 лет

     26 октября 2018 г. свое 15-летие Общество отметило городским фестивалем-отчетным концертом украинской культуры в столице Казахстана – Астане. Институт Тараса Шевченко присоединяется к поздравлениям в адрес «Оберега»! В рамках деятельности «Рады украинцев Казахстана», в состав которого входит Общество, «Оберег» выступал соорганизатором проведения в г. Астане Международных Шевченковских чтений (2012, 2014, 2018 гг.).

Подробнее...

Календарь публикаций

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

     В виду стремительных трансформационных и ассимиляционных процессов исследование традиционной обрядной культуры украинцев Башкортостана как малой этнической группы в условиях полиэтнической среды сохраняет для современных этнологов свою актуальность и научную значимость. Целью данной статьи является анализ трансформации и степени сохранения свадебного обряда украинцев, которые появились на территории Башкирии в первой половине XVIIІ в. [3, с. 12].

Исследование украинской традиционной материальной и духовной  культур, в том числе и свадебного обряда в Башкортостане связаны с деятельностью сотрудников Института народного творчества и искусств Национальной академии наук УССР. Такие ученые как М.Я. Береговский, П.С. Лысенко, М.М. Плисецкий, В.С. Ильин, Е.И. Володарская, находясь во время Второй мировой войны в эвакуации в Уфе, организовали выезды для изучения быта и традиций своих земляков. Результатом наблюдений и исследований, проведенных в ходе экспедиций стала коллективная монография «Украинцы в Башкирии» [6]. Кроме того, весомый вклад в исследование свадебного обряда украинцев Башкортостана внесли этнологи В.Я. Бабенко [3], И.Е. Карпухин [5,] и фольклористы Л.И. Брянцева  [4] и  Ф.Г. Ахатова [2; 1].
Таким образом, историографическая наработка ученых и современные экспедиционные материалы, зафиксированные нами на протяжении нескольких последних лет, позволят проследить трансформацию и выявить нововведения в традиционном свадебном обряде украинских переселенцев.
В процессе длительного этнокультурного взаимодействия украинцев Башкортостана с другими славянскими и неславянскими народами и под влиянием в советское время нигилистического отношения к народному культурному наследию наблюдается существенная трансформация традиционной обрядной культуры, которая к середине ХХ в. стала необратимой.
 Ученые Института народного творчества и искусств отмечают, что уже в 40-е гг. наблюдалось сокращение продолжительности празднования свадьбы, но при этом еще сохранялся свадебный фольклор: «Свадьбу еще совсем недавно играли во многих селах. В Софиевке и Рублевке можно было наблюдать ее два-три года назад, а в Софиполе перед Отечественной войной. Правда, свадебное действо уже сокращено, не продолжается целую неделю, как в «старосветские» времена, но все-таки не заканчивается в один день. Во время свадьбы исполняется еще и сейчас много обрядов и песен» [6, с. 210].
Вместе с тем, почти ко второй половине ХХ в. в большинстве украинских сел сохранились названия основных действующих лиц свадьбы таких как: «князь» и «княгиня» (молодые), «дружко», «піддружий», «боярин», «світилка» (сестра молодого или девушка с его стороны), «свашка», (жена брата) и др. [6, с. 211]. Также о сохранении традиционной культуры в этот период свидетельствует использование в свадебном обряде основних атрибутов (хлеб, рушники, платки, головные уборы и т.д.) и архаические представления о магических свойствах огня. Так, Крутько А.В. из с. Тавричанка Альшеевского района вспоминает: «Замуж вышла я в 1948 году… В свадьбу на лошадях приезжали через костер, когда жених уже везет невесту к себе домой. Лошади через костер перебегают у невесты, перед тем, как выезжать к жениху. Огонь не большой там был, разожгут, чтобы там сани прошли или телега. Как говорят, раньше все боялись то порчи, то чего другого, а когда, мол, через огонь проедут, то все остается, с чистой душой едут» [7, с. 125].
Исследователи отмечают, что уже в послевоенное время изменяется не только структура свадьбы, но и появляются нововведения. В.Я. Бабенко, ссылаясь на собственные полевые записи, приводит следующий пример завершения свадьбы: «Родственники жениха и невесты берут два полотенца и, завязав их узлом, тянут в разные стороны. Узел затягивается так, что его практически невозможно развязать («Чтобы семья была такой же крепкой»), и бросают узел под кровать, где спят молодые» [3, с. 223]. Автор констатирует, что такое обрядное действие было заимствовано украинскими переселенцами у русского населения.
Не менее интересным с научной точки зрения является обряд зафиксированный В.Я. Бабенком в с. Ново-Воздвиженка Хайбуллинского района, согласно которому в последний день свадьбы у жениха забивали кол: «В дом вносили солому и поджигали ее. Всех присутствующих угощали водкой и тушили огонь в знак окончания свадьбы» [3, с. 223]. Аналогичный обряд зафиксирован нами в 2012 г. во время экспедиционного выезда в с. Золотоношка Стерлитамакского района. Респонденты отмечают, что эта традиция бытует и в современной свадьбе: «Мы на третий день гуляем – собираются там со стороны жениха и невесты, стираем какие-то тряпки, льем воду во дворе, забиваем колья!» [8]; «На третий день у нас колок забивают. Эта традиция до сих пор осталась!» [9]. Сохранение этого обрядного действия в двух географически-отдаленных районах Башкортостана – Хайбуллинском и Стерлитамакском свидетельствуют о консервации традиционной культуры украинцев. 
Кроме русской, на свадебную обрядность украинцев Башкирии повлияла и культура неславянских народов. И.Е. Карпухин предполагает, что то, что невеста наступает на подушку перед порогом дома жениха – влияние культур башкир и татар, которые своих невест ставят на подушку и дают им немного меда и масла, чтобы их жизнь в доме мужа была сладкой, а сами они покладистыми [5, с. 95].
На современном этапе исследования респонденты отмечают, что помимо других причиной трансформации традиционной культуры украинцев, и свадебного обряда в частности, является изменение этнического состава населения: «У нас до перестройки приезжих не было, жили только украинцы. Говорили на украинском языке и мы и дети» [9].      
Таким образом, характерными проявлениями трансформации свадебной обрядности украинцев Башкортостана выступают :
1) редукция обычаев магического характера и потеря многими предметными атрибутами своего ритуального значения, а также частичное исчезновение их во всем обрядовом комплексе;
2) упрощение приуроченных обрядовых текстов и наполнение их современным содержанием;
3) сочетание традиционных явлений и современных (модернизированных) нововведений;
6) замена традиционной функциональной семантики обрядов и обретение ими черт развлекательности [7, с. 116].
Видоизмененная структура обрядности послужила причиной утраты многих традиционных компонентов свадьбы, что негативно отразилось на морально-эстетической функции торжественности, на эволюции духовности народа. Эти изменения были вызваны целым комплексом факторов, характерных для советского времени:
- урбанизацией и отходом части сельского населения от традиционных занятий и образа жизни;
- увеличением общего уровня образованности и формированием у послевоенных поколений новых мировоззренческих представлений и ценных ориентаций;
- государственной идеологией, направленной на утверждение атеизма и формирование новой исторической общности – «советского народа»;
- внедрением новых советских праздников, лишенных религиозных элементов.

Список источников и литературы:

1. Ахатова Ф.Г. Восточнославянские песни в Башкортостане: Фольклорные процессы в многоэтничном регионе / Ф.Г. Ахатова. – М.: Наука, 2006. – 286 с.
2. Ахатова Ф.Г. Украинские песни в Башкортостане: историко-этнографическое исследование / Ф.Г. Ахатова. – Уфа: Гилем, 2000. – 146 с.
3. Бабенко В.Я. Украинцы Башкирской ССР: поведение малой этнической группы в полиэтничной среде. – Уфа, 1992. – 260 с.
4. Брянцева Л.И. О взаимосвязях русского и украинского свадебного фольклора современной Башкирии / Брянцева Т. // Фольклор народов РСФСР. – Уфа, 1975. – С.181–186.
5. Карпухин И.Е. Фольклорно-этнографические взаимовлияния свадеб русских и украинцев Башкортостана (по наблюдениям и записям 1950 – 1990 гг.) // Украина – Башкортостан: связь времен / МГОПУ им. М.А. Шолохова. Уфа, 2001. С. 92– 110.
6. Українці Башкирії: у 2 т. Т. 1. Дослідження і документи / гол. ред. Г. Скрипник, наук. ред. В. Бабенко; відп. ред. Д. Чернієнко; упоряд. Ю. Сіренко, І. Чернієнко, Л. Єфремова, М. Пилипак. – К. : ІМФЕ НАН України ; Уфа, 2011. – 492 с.
7. Черниенко Д.А., Пилипак М.А. Село Казанка и украинцы Альшеевского района. К 120 -летию села Казанка, 30-летию народного украинского фольклорного ансамбля «Чаровницы » / общ. ред. В.Я. Бабенко. – Уфа: ИЦ Уфимского филиала МГГУ им. М.А. Шолохова, 2012. – 134 с.
8. Экспедиционные записи М.А. Пилипака от Безбородько Л.Ф.  (1939 г.р.) и С.С. Безбородько (1940 г.р.), жителей с. Золотоношка Стерлитамакского района Республики Башкортостан 22.10.2012 г.
9. Экспедиционные записи М.А. Пилипака от Головань В.Ф. (1949 г. р.) жительницы с. Золотоношка Стерлитамакского района Республики Башкортостан 22.10.2012 г.

Опубликовано: Пилипак М.А. Трансформация традиционной свадебной обрядности украинцев Башкортостана // Многонациональный регион как культурно-исторический феномен: VI Бусыгинские чтения. Материалы Международной научно-практической конференции посвященной 100-летию со дня рождения профессора Евгения Прокопьевича Бусыгина и 125-летию кафедры этнологии в Казанском университете. 2013. С. 215-219. 

 

Материалы разделов

Кто онлайн

Сейчас 180 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Подписка