Авторизация

Карта сайта

Последние поступления

Визит делегации Посольства Республики Казахстана на Тарасову гору

15 июля 2020 г. Шевченковский национальный заповедник посетила делегация Посольства Республики Казахстана во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом РК в Украине Дарханом Калетаевым. На протяжении всего периода Независимости Украина и Казахстан как дружественные страны стремятся поддерживать активные экономические отношения, приумножать культурные, духовные ценности своих народов. Ведь именно это и является призванием внешней политики государств и, прежде всего, культурной дипломатии.

Подробнее...
Образ Шевченко в контексте задач модернизации общественного сознания и формирования исторической памяти в Казахстане

     В Казахстане с 2017 года системно реализуются положения программной статьи Первого Президента РК – Елбасы Н.А. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», направленной на гуманитарное сопровождение реформ в политической и экономической сферах, обеспечение последовательности и итоговой успешности их реализации. Главой государства перед казахстанским обществом поставлена амбициозная задача – стать единой нацией сильных, в том числе и в духовном смысле, людей.

     Одна из ключевых идей программы Духовного Обновления заключается в том, что успех модернизации будет невозможен без сохранения своей культуры, собственного национального кода, национального духа, лучших традиций, обычаев, языка, литературы. Это именно та платформа, которая призвана соединить горизонты прошлого, настоящего и будущего народа, обеспечить межкультурное и конфессиональное согласие, поэтому широкая популяризация уникального культурно-исторического наследия Казахстана становится одной из наиболее актуальных задач современной науки.

     Н.А. Назарбаев особенно подчеркивал, что для казахов святы мудрость Абая, перо Ауэзова, проникновенные строки Жамбыла, волшебные звуки Курмангазы, вечный зов духа предков аруаха. В год 175-летия Абая есть основания говорить о том, что мудрость поэта и призывы к раскрытию самых лучших качеств людей, правила общежития, заключенные в «Словах назидания», понятны представителям всех этносов. Из мира национальных культур в общепланетарную сокровищницу приняты имена Пушкина, Навои, Кашгари, Тукая, Гёте и многих других. Украинская культура также подарила миру своего героя и гения – Тараса Шевченко, чей образ, ставший заметным и ярким культурно-историческим символом, имеет для Казахстана, безусловно, особое значение, может рассматриваться как один из факторов упрочения модели межэтнического согласия, гордости за культуру страны, движения к дальнейшей консолидации казахстанского общества.

     Что сегодня новые поколения могут взять из Шевченко? Оказывается, что не так уж и мало важных идей и призывов – патриотизм, любовь к родине, прекрасное знание и понимание народной жизни, национальных традиций, верность родному языку, друзьям, готовность самопожертвования, протест против угнетения, бесправия и неравенства, вера в Добро и Справедливость, преданность своим идеалам, жизненная стойкость, открытость миру, искренняя увлеченность и уважение к культуре других народов, готовность принять другую культуру как свою, а своей делиться с другими и многое другое.

     Шевченко интересен как фигура мирового уровня прежде всего потому, что в полной мере отражал национальную самобытность, уникальность и оригинальность своего народа. Общемировое признание пришло через национальное, и в этом заключается один из важных уроков! Уважение к другим народам родилось из любви к своему народу. Иначе не был бы так выразительно и в деталях описан и навсегда зафиксирован казахский быт в поэзии, повестях, дневнике, многочисленных рисунках Кобзаря.

     Шевченко провел на территории современного Казахстана почти 10 лет (1848 – 1857 гг.), лично наблюдал жизнь казахов. Образы народа и природы степей Приаралья и Мангышлака, Аральского и Каспийского морей нашли отражение в его литературном творчестве и изобразительном наследии – более 120 поэтических произведений, более 350 рисунков и картин, посвященных Казахстану. Шевченко, насколько было возможно в его условиях, проникал в казахскую культуру – узнавал язык, слышал народные песни, знакомился со степным бытом, проявлял симпатию и привязанность. Важно отметить, что Шевченко чаще всего использовал правильный этноним «казахи/кайсаки», а не принятый в то время официальный «киргизы», что тоже многое говорит об отношении к народу.  

     В литературе встречаются, к сожалению, распространенные мнения, что для Шевченко казахский период жизни был «темным временем», «трагедией одиночества», «наказанием пустыней», «отбыванием срока», «незапертой тюрьмой» и т.п. На самом деле, беспристрастный взгляд убеждает, скорее, в обратном – в итоге это оказалась счастливая судьба. Для Тараса – один из наиболее плодотворных периодов творчества, для Казахстана – одна из немногих в то угнетенное время возможностей выйти, как бы сегодня сказали, в «информационное пространство».      

     Не удивительно, что в современных публикациях неоднократно подчеркивается мысль о том, что для казахов Шевченко уже давно свой, человек, который глубоко прочувствовал положение, боль и чаяния народа в тот период истории. Искренним ответным порывом стали почетные эпитеты «акын Тарази», «народный посол», «певец Независимости». Кроме того, творческое наследие Шевченко – органичная часть общеказахстанской культуры, его имя известно всем жителям страны. В этом смысле общечеловеческие грани гениальности поэта и художника по своему значению превзошли национальные черты, смогли естественным образом интегрироваться в культурное пространство большой и многоликой страны. 

     Уместно вспомнить, что приближается дата, которую в определенной степени можно считать 100-летием казахстанского шевченковедения – в марте 1922 года в краевой газете «Степная правда» (Оренбург) опубликована, вероятно, первая статья о Шевченко и его пребывании на Мангышлаке. Символично, что в 1934 году на Первом съезде писателей СССР казахский классик Ильяс Джансугуров с высокой трибуны отметил мировое значение творчества Шевченко.

     И сегодня, спустя почти 100 лет, Казахстан вновь проявил особое внимание к Великому Кобзарю – в ноябре 2019 года Казахстанским институтом общественного развития «Рухани Жаңғыру» были презентованы результаты исследования по проекту «Изучение вклада казахстанских этносов в историко-культурное наследие народа Казахстана». В базу данных, подготовленную ведущими экспертами, вошли 50 выдающихся деятелей, внесших значительный вклад в развитие Казахстана, в их числе – Тарас Шевченко. База данных оформлена в виде издания «Этносы Казахстана: личность, история, память» (Нур-Султан, 2019. 316 с.), выполненного по заказу Министерства информации и общественного развития Республики Казахстан при поддержке Администрации Президента Республики Казахстан и Ассамблеи народа Казахстана.

     В статье, посвященной Тарасу Шевченко, отмечается, что очарованный Казахстаном, Шевченко оставил заметный след в казахской культуре. Великий Кобзарь посвятил Казахстану сотни рисунков и стихов. Здесь провел он в изгнании 10 лет, но этот период его жизни был очень продуктивным. Поэт реализовал многие творческие замыслы, ярко запечатлел и воспел жизнь казахов, во многих своих творениях реалистично представил жизнь степняков. Творчество Шевченко стало неотъемлемой частью истории и культуры казахов, важной страницей истории духовного родства народов Казахстана и Украины. Отмечен вклад казахских писателей и поэтов, занимавшихся переводами произведений Шевченко, изучением его жизни и творчества.

     Казахстан, так искренне заинтересовавший Шевченко, безусловно, отвечает ему взаимностью. Казахстан на сегодня располагает наиболее представительным за пределами Украины опытом мемориализации, которая на протяжении длительного времени находила воплощение в следующих формах:

     - установлены памятники, бюсты и мемориальные доски,
     - действуют музеи и музейные экспозиции,
     - в библиотеках имеются собрания произведений Т.Г. Шевченко и издания, посвященные творчеству Кобзаря,
     - населенные пункты, улицы населенных пунктов, географические объекты названные в честь Шевченко,
     - украинские этнокультурные объединения Казахстана ежегодно проводят тематические культурно-массовые и просветительские мероприятия,
     - ряд школы носят имя Шевченко,
     -  раздел о Шевченко включен в школьный учебник по истории Казахстана для 8 класса,
     - многочисленные переводы произведений Шевченко на казахский язык, неоднократно осуществлены издания избранных трудов поэта, образы Шевченко созданы в казахской национальной литературе, кинематографе, изобразительном искусстве,
     - существует обширная научная, научно-популярна литература (статьи, книги) и публицистика о жизни и творчестве Шевченко в Казахстане,
     - к историческим и памятным датам регулярно проводятся научно-просветительские мероприятия,
     - выпущены памятные юбилейные монеты к 200-летию Т. Шевченко в 2014 г.,
     - шевченковские места включены в туристический контент в Мангистауской и Кызылординской областях,
     - СМИ и интернет-пространство Казахстана содержит разнообразные материалы о Шевченко.

     Поскольку в полном объеме история Шевченко в Казахстане еще не написана, то с учетом информации, систематизированной в таком виде, важно ответить на вопрос: «Каковы направления и формы современного шевченковедения в Казахстане?». Ответ можно дать, опираясь, с одной стороны, на имеющийся отечественный исследовательский опыт, с другой – на основные мировые научно-просветительские тенденции в этой области. Для Казахстана перспективными и актуальными могут быть следующие научно-издательские проекты:

     - изучение Мангистауского периода жизни и творчества Шевченко,
     -  анализа истории формирования и современного состояния казахстанской шевченкианы, обобщение всего накопленного историографического опыта, публикация неизданных ранее материалов, 
     - в контексте задач программы «Рухани жаңғыру» показать тесную связь творчества Шевченко с локальной историей конкретных местностей и объектов Западного Казахстана,
     - сравнительный анализ творчества Шевченко и других национальных классиков в русле компаративистики,
     - перевод произведений Шевченко на новую латиницу (с учетом опыта изданий 1930-х гг.). 
     - создание на базе одного из научно-образовательных учреждений специального исследовательского подразделения, позиционирование Казахстана как признанного центра в области шевченковедения на постсоветском пространстве и в мире.

     Эти задачи в полной мере соответствуют основным положениям программы «Рухани жаңғыру» и обозначенным Лидером Нации Н.А. Назарбаевым направлениям:

     1. «Туған жер», поскольку патриотизм начинается с любви к своей земле, к своему аулу, городу, региону, с любви к малой родине. В том числе, тематические подпрограммы «Тәрбие және білім» по формированию всесторонне и гармонично развитой личности на основе казахстанского патриотизма и общечеловеческих ценностей, «Рухани қазына» по формированию общенационального патриотизма через возрождение интереса и уважения к традициям, истории и культуре своей земли. Реализация этих программ предполагает организацию системной краеведческой работы, изучение региональной истории, восстановление культурно-исторических памятников и культурных объектов местного масштаба. Это особенно важно для молодых людей, которые в силу разных причин могут еще недостаточно знать и понимать местную историю, ее загадки и тайны.

     2. «Сакральная география Казахстана» («Духовные святыни Казахстана»). У каждого народа, у каждой цивилизации есть святые места, которые носят локальный, значимый только для местного сообщества, общенациональный, известный большому числу представителей этноса, или общемировой характер. Но все они образуют каркас национальной идентичности. Для этого вводятся в научно-познавательный оборот уникальные и малоизвестные памятники истории и культуры. Получаемая в результате поиска информация может побудить читателей к активной музейно-краеведческой работе, начиная со школьного уровня, продолжению увлекательных поисков, изучению малоизвестных страниц локальной истории. Немало значимых, священных для казахов мест Западного Казахстана, Арало-Каспийского региона нашли отражение в художественном и изобразительном наследии Шевченко.

     3. Направление «Современная казахстанская культура в глобальном мире» ориентировано на обеспечение конкурентоспособности национальных культур. Обращение в различных формах к всестороннему изучению наследия мировых классиков, связанных волею судьбы с Великой Степью, способно сделать Казахстан интереснее и привлекательнее для окружающего мира через позиционирование его как пространства, давшего явления культуры мирового значения. В этом смысле Шевченко предстает как один из Великих деятелей Великой степи. 

     Таким образом, личность и творчество Тараса Шевченко играют важную роль в формировании исторической памяти и консолидации народа Казахстана. Сегодня, когда активно и совершенно обоснованно реализуется проект по презентации новых лиц Казахстана, не менее значима и работа по популяризации «лиц истории», которые создавали славу и формировали фундамент общенационального культурного кода.

                                                 Д.А. Черниенко,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник
Института истории государства КН МОН РК
член Оргкомитета Международных Шевченковских чтений

 9 марта 2020 г. 

 

 

Календарь публикаций

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

УКРАИНЦЫ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ:
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Расселение украинского этноса на территории современной России, активно проходившее во второй половине XIX – первой половине XX в., в наибольшей степени охватило несколько регионов, которые можно отнести к традиционным областям переселенческого движения – Кубань («Малиновый клин»*), Нижнее Поволжье («Желтый клин»), Южный Урал, Юг Западной Сибири («Серый клин»), Дальний Восток («Зеленый клин»).

Общими чертами для них являются: 1) начало массовых и организованных миграционных процессов в дореволюционный (досоветский) период; 2) схожие географические и природно-климатические условия – степная и лесостепная зоны; 3) преобладающий крестьянский состав переселенцев и появление крупных ареалов многочисленных сельских поселений различного типа; 4) складывание относительно устойчивых этнокультурных комплексов, подвергшихся значительной трансформации уже во второй половине XX в.    
Южный Урал (в границах современных Республики Башкортостан, Оренбургской области, Челябинской области), как и другие области, обладает рядом историко-культурных особенностей, среди которых специфическая этноязыковая (тюрко-славянская) среда, где украинцы не являлись доминирующим этносом; транзитный характер миграций; переселенцы не занимали здесь сплошных территорий, расселяясь отдельными компактными анклавами; отсутствие процессов украинизации и т.п. Большая численность украинского населения в регионе, его заметная роль в хозяйственной, общественно-политической и культурной сферах обусловили высокий и стабильный научный интерес к данной этнической группе, который прослеживается с середины XVIII в. до настоящего времени.
В научных трудах второй половины XVIII – начала XX вв. (В.Н. Витевского, И.Л. Дебу, В.Э. Дена, П.С. Ефименко, В.А. Новикова, Г.И. Перетятковича, П.И. Рычкова, Ф.М. Старикова, Н.А. Фирсова и др.) и литературных произведениях П.П. Свиньина, Т.Г. Шевченко, Г.И. Успенского, Ф.Д. Нефедова были показаны причины, ход и результаты переселенческого движения, дана информация об основных местах исхода переселенцев из Украины, приведены важные статистические сведения, динамика демографических изменений, указаны старейшие населенные пункты – крепости, слободы, села, отмечены особенности быта, хозяйства, нравов, языка переселенцев на новых землях.
В советский период в контексте развития краеведческой работы украинцы Южного Урала постепенно становятся отдельным исследовательским объектом. Наиболее содержательные статьи 1920–1930-х гг. принадлежат местным краеведам и ученым – Г.И. Комиссарову, М. Никитину, Н.Н. Барсову. Уникальную в своем роде работу по анализу этнического состава Приуральского региона в 1926 г. подготовил петербургский ученый Ф.А. Фиельструп. В 1929–1930 гг. в составе комплексной научной экспедиции АН СССР на территории Башкирии работал ленинградский этнограф А.С. Бежкович, который обследовал, в том числе, несколько населенных пунктов с преобладающим украинским населением и в ряде статей оставил подробное описание хозяйственной деятельности и материальной культуры. В 1939 г. увидел свет коллективный труд оренбургских писателей и ученых «Т.Г. Шевченко в ссылке» – первое региональное научное издание по шевченковедению. 
В июле 1941 г. – августе 1943 г. в Уфе в эвакуации находилась большая часть учреждений Академии наук УССР, в том числе Институт народного творчества и искусств (ныне – Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М.Ф. Рыльского НАН Украины), работавший среди прочих над темой «Язык и фольклор украинского населения в Башкирии». До марта 1943 г. было организовано семь поездок по местам компактного проживания украинцев. В экспедициях приняли участие ведущие сотрудники АН УССР: филологи П.С. Лысенко, В.С. Ильин, фольклорист М.М. Плисецкий, этнограф В.П. Петров, музыковед М.Я. Береговский, писатели П. Панч, А.И. Копыленко, а также местные исследователи. Главным результатом стала подготовка сборника научных статей (коллективной монографии) «Украинское народное творчество за пределами УССР. Украинцы в Башкирии». По разным причинам в свое время материалы экспедиций не были опубликованы и попали в институтский архив. Издание сборника «Украинцы в Башкирии» в том виде, в котором он был подготовлен к печати в 1943 г., дополненное экспедиционными дневниками, рецензиями, очерками, иллюстрациями, примечаниями, осуществлено в 2011 г. к 70-летию эвакуации АН УССР в Уфу и 90-летию Института искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М.Ф. Рыльского .  
В 1950–1980-е гг. происходило наращивание промышленно-технического, социального и культурного сотрудничества между Южным Уралом и Украиной. На этом фоне постепенно формируется и научно-познавательный интерес к различным сюжетам, связанным с пребыванием украинцев в южноуральском регионе: 1) история переселенческого движения (С.А. Попов, Х.Ф. Усманов); 2) устное народное творчество (Л.И. Брянцева, И.Е. Карпухин); 3) этнографическое изучение украинского населения (Е.П. Бусыгин, В.Я. Бабенко); 4) украинско-южноуральское сотрудничество (П.Е. Матвиевский, А.Н. Киреев, Г.Р. Мухаметдинов и др.); 5) южноуральское (оренбургское) шевченковедение (Н.Е. Прянишников, А.Н. Ведмицкий, Л.Н. Большаков). В 1960-е гг. начинается подготовка собственных научных кадров в вузах Башкирии, что приводит к формированию научных школ в разных областях знания. В Башкирском государственном университете сложилась научная школа фольклористики профессора Л.Г. Барага, в Башкирском филиале АН СССР – научная школа этнографии академика Р.Г. Кузеева. Ранее поднимавшиеся вопросы истории переселенчества и песенного фольклора украинцев в процессе экспедиционной и архивной работы получают дополнительные источники. Этнограф В.Я. Бабенко явился первым исследователем на Южном Урале и в России, который развернул системное и комплексное изучение истории, расселения, материальной культуры, этносоциальных процессов, механизмов адаптации переселенцев и их потомков в полиэтничной и поликультурной среде на материалах отдельного региона – Башкирии, нашедшее отражение в серии статей и диссертации . Регулярные полевые исследования В.Я. Бабенко проходили с 1974 г., объектами изучения стали десятки населенных пунктов, где проводились наблюдения за бытом местных жителей, фиксировались рассказы старожилов, обычаи и обряды, собирались образцы декоративно-прикладного искусства, устного творчества. Фотоматериалы и фонозаписи легли в основу уникального личного архива ученого. Значительный вклад в изучение песенного фольклора украинцев Башкортостана и сравнительные исследования восточнославянских традиций внесла Ф.Г. Ахатова.
В 1990–2010-е гг. наличие богатого исследовательского опыта, организационных основ и кадрового потенциала подготовили необходимые условия для формирования региональной украинистики как самостоятельного научного направления, представленного двумя исторически, географически и научно взаимосвязанными центрами – Уфой и Оренбургом. Южноуральская украинистика в настоящее время развивается как междисциплинарная область научного знания, обеспеченная обширной источниковой и историографической базой, включающая исторические, этнографические, фольклорные, лингвистические, педагогические, музееведческие аспекты.
В Уфе в 1993–1999 гг. на общественных началах работал «Научный центр украинистики В. Бабенко», в рамках которого проведено немало крупных научных, в том числе, международных мероприятий, издавалась научная литература об украинцах Башкортостана, Урало-Поволжья, России, устанавливались связи с ведущими научно-образовательными учреждениями Украины. С 1999 г. научная работа в области украинистики проводится в Уфимском филиале Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. Образовательное учреждение стало признанным центром украиноведческих исследований не только в Урало-Поволжском регионе, но и в Российской Федерации, местом проведения круглых столов, семинаров, курсов повышения квалификации, международных конференций совместно с учеными Украины. Регулярно издаются материалы научных мероприятий, а также книги, сборники, справочники по различным аспектам региональной украинистики. В 2010 г. в Уфе создана межрегиональная общественная организация «Научное общество украинистов им. Т.Г. Шевченко», объединяющая исследователей из разных регионов России . В Оренбурге с 1993 по 2004 г. действовал организованный известным литературоведом Л.Н. Большаковым НИИ «Институт Тараса Шевченко» (ИТШ), на базе которого постепенно сформировалась региональная научная школа шевченковедения. В последние годы изучение украинцев края проводится Научно-исследовательским центром истории народов Южного Урала Оренбургского аграрного университета (А.В. Федорова), НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского госуниверситета (В.В. Амелин). С 1991 г. по настоящее время в Уфе и Оренбурге прошло более 15 крупных форумов межрегионального, всероссийского и международного уровней ; подготовлено несколько тематических сборников , диссертаций , научных монографий  по украиноведческой проблематике и смежным вопросам. Значительным историографическим событием стало появление первого обобщающего исследования, посвященного истории переселенческого движения .  
Результаты научно-исследовательской работы представлены в постоянно действующих экспозициях украинской культуры и быта. Например, в  Башкортостане существует пять музейных экспозиций с украинскими коллекциями – в Национальном музее Республики Башкортостан (г. Уфа), Музее археологии и этнографии Института этнологических исследований УНЦ РАН, Юматовском этнографическом музее Уфимского района (ранее – народный музей этнографии супругов С.А. и Н.С. Зыряновых), музее с. Золотоношка Стерлитамакского района, музее украинского искусства при украинской национальной воскресной школе им. Т.Г. Шевченко г. Уфы. В 2007 г. в Оренбурге открыт культурно-этнографический комплекс «Национальная деревня», в том числе «Украинское подворье», частью которого являются кафе, гостинца, библиотека, дом-музей украинской народной архитектуры и быта с тематической экспозицией «Украинцы и Оренбуржье». Содержательные материалы по истории и культуре украинцев Южного Урала неоднократно включены в региональные энциклопедии, атласы, словари, справочники . Длительные традиции изучения истории и культуры украинского населения в регионе, значительный корпус разнообразных источников, системная и организованная научная деятельность, наличие ряда проблемно-тематических исследовательских направлений позволяют рассматривать Южный Урал как один из центров современного российского украиноведения.
Солидная источниковая база и историографический опыт региональной украинистики позволяют достаточно точно реконструировать основные этапы и закономерности переселенческого движения. Первые сведения о появлении украинцев на Южном Урале относятся к 1620–1630-м гг., когда в составе боярских свит на военную службу в Уфимскую крепость регулярно направлялось по несколько «черкас» . С середины 1730-х гг. разворачивается активная военно-колонизационная политика Российского государства на восточных границах. Особое внимание уделялось строительству крепостей на Оренбургской оборонительной линии, что требовало привлечения нового населения для несения службы в гарнизонах и хозяйственного освоения целинных земель. Указы императрицы Анны Иоанновны от 20 августа 1739 г. и 23 января 1740 г. запрещали принимать на поселение в Оренбургском крае «великороссов» и разрешали привлекать в крепости выходцев из «Малой России» . Правительственные инициативы положили начало организованному заселению Оренбургского края украинцами из юго-западных губерний Российской империи, преимущественно это были казаки из восточной части Украины и крестьяне, в том числе, беглые. Первые украинские селения в Оренбургском крае возникли в 1737–1742 гг. К началу 1740-х гг. в южноуральских крепостях военную службу несли уже несколько сотен «черкас», а всего во второй половине XVIII в. численность украинцев здесь могла достигать от 2 до 3,5 тыс. человек . В 1750-х гг. доля украинских казаков в составе Оренбургского казачьего войска составляла более 30% и оставалась на уровне 10% вплоть до 1880-х гг.  Некоторую часть поселенцев в XIX в. составляли также ссыльные участники восстаний на территории Украины и Польши. Но, несмотря на финансовую и продовольственную помощь и определенные льготы со стороны местных властей, тяжелые природно-климатические условия для земледелия, голод и постоянные пограничные набеги со стороны кочевников привели к возвращению большинства «малороссов» на родину или переселению в другие районы Заволжья.
В первой четверти XIX в. процесс переселения части «малороссийского» казачества в восточные районы Российской империи, в том числе на Урал, возобновился. В 1820–1830-е гг. вдоль оборонительных линий возникает до 50 населенных пунктов с преимущественно украинским населением . К середине XIX в. численность украинского населения в регионе увеличивается, по разным подсчетам, от 20,5 до 35–45 тыс. человек . В 1865 г. образована Уфимская губерния, но большая часть украинцев проживала в пределах Оренбургской губернии. После отмены крепостного права в 1861 г. открывается новый этап переселенческого движения, связанный с процессом обезземеливания большого количества крестьян в Украине, сохранением в юго-западных губерниях тяжелых форм повинностей.
Всего во второй половине XIX – начале XX в. численность прибывших на Южный Урал достигала 30–40 тыс. человек. По первой официальной переписи населения 1897 г. в Оренбургской губернии зафиксировано 41541, в Уфимской губернии – 4996, в Тургайской области – 4588 украинцев («малороссов», т.к. отмечалась принадлежность по языку), всего – 51125 человек. Большинство украинских сел на Южном Урале появляется именно на рубеже XIX–XX вв., по уездам и волостям складываются компактные историко-географические ареалы с преобладающим украинским населением, которые в значительной степени сохраняют свои очертания до сих пор. Среди старинных украинских населенных пунктов Оренбуржья – Илекский городок (Соль-Илецк), Нежинка, Островное, Кардаилово, Краснохолм, Дедуровка, Слоновка, Буланово, Черный Отрог; Башкирии – Степановка, Байдаковка, Софиполь, Хотомля, Санжаровка, Гоголевка, Золотоношка и другие.
Большое значение для темпов переселенческого движения имел ввод в эксплуатацию участков Самаро-Златоустовской железной дороги в 1888–1890-х гг. С 1891 г. началось строительство Транссибирской магистрали на восток от г. Миасс, и в 1893 г. открылся переселенческий пункт в Челябинске. В 1885 г. через Оренбург проследовало 10 тыс. человек, из них 64% – уже по железной дороге . Южноуральский регион стал своеобразным коридором для тех, кто «пробирался» дальше на восток. Однако в конце XIX в. этот транзитный поток был еще не столь велик, факты дальнейшего переезда в Сибирь немногочисленны, многие вынужденно оседали на землях Южного Урала, не имея средств к дальнейшим переездам. Известны случаи, когда крестьяне, переселявшиеся в Сибирь, не сумев устроиться там, возвращались на Южный Урал. Компактные группы украинского населения формируются, например, в Челябинском, Троицком, Верхнеуральском уездах, где на войсковых территориях оставалось еще достаточно целинных земель и пустошей.
Наибольших масштабов крестьянское переселение из Украины приобретает в ходе Столыпинской аграрной реформы 1906–1916 гг. Основной поток переселенцев на южноуральские земли составили крестьяне из Полтавской, Киевской, Харьковской, Подольской, Екатеринославской, Черниговской, Таврической губерний, а также украинцы из русских Курской и Воронежской губерний, белорусской Гродненской губернии. В это же время существенно увеличивается численность переселяющихся из Украины через Южный Урал в Сибирь (более 1 млн чел. за период с 1893 по 1913 гг.) . В период Первой мировой войны на Южном Урале появляются беженцы из Волынской губернии и Австро-Венгерской Галиции, однако большая их часть вернулась после окончания войны домой.
Переезжая на Южный Урал, украинцы принесли в регион высокую культуру земледелия, усовершенствованные орудия труда, передовые приемы обработки земли, что способствовало распространению в крае различных сельскохозяйственных культур: пшеницы, бахчевых, масляных и т.д. Выходцы из разных историко-этнографических районов Украины, крестьяне были носителями разного агротехнического опыта со своими локальными особенностями, но в целом традиционный хозяйственно-культурный тип украинцев не изменился . Украинские поселения на территории Южного Урала возникали в разных природно-географических, социально-экономических и этноконтактных условиях, что обусловило появление особенностей в их планировке и застройке. В память о своей родине украинцы сохраняли прежние названия в наименованиях вновь основанных поселений. Например, такие названия как Днепровка, Харьковка, Киевка, Черниговка, Полтавка, Черкассы, Тавричанка и другие встречаются на Южном Урале неоднократно. Внешний облик украинских сел долгое время сохранял традиционные черты, о чем красочно писал Т.Г. Шевченко, находившийся в 1847–1850-х гг. в ссылке в Оренбургском крае: «Подъезжая ближе к селу, ему, действительно, представилась малороссийская слобода: те же вербы зеленые, и те же беленькие в зелени хаты, и та же девочка в плахте и полевых цветах гонит корову. Он заплакал при взгляде на картину, так живо напомнившую ему его прекрасную родину» .
В советский период в связи с задачами освоения целинных земель, коллективизации и индустриализации, стоявшими в 1920–1930-е гг., переселенческое движение продолжалось, но постепенно утрачивало исключительно крестьянский характер, преобразуясь в широкую трудовую миграцию. В некоторых районах Южного Урала расселялся «спецконтингент» – раскулаченные крестьяне и беженцы, спасавшиеся от голода. Например, в Челябинской области компактные группы украинцев в Чесменском, Варненском, Карталинском районах складываются именно в этот период. В совокупности с естественным приростом населения эти тенденции привели к поступательному увеличению численности украинцев на Южном Урале в 1920–1930-е гг., когда большое количество их переехало на опустевшие земли бывшего Оренбургского казачьего войска, большая часть населения – свыше 80% – проживала в сельской местности .
Значительная часть эвакуированных из Украины в годы Великой Отечественной войны прибыла на Южный Урал и по окончании осталась здесь на постоянное проживание. Важное значение для формирования украинского населения на Южном Урале имела государственная политика по освоению целинных земель в 1950–1960-е гг., куда приезжали представители почти всех регионов Украины. Важно отметить, что в 1940–1950-е гг., когда численность украинцев в Башкирии и Оренбуржье начала необратимо сокращаться, в Челябинской области, наоборот, наблюдается мощный миграционный приток. Всесоюзная перепись 1959 г. зафиксировала в южноуральском регионе наивысший показатель украинского населения – 346470 человек. Таким образом, процесс переселения украинцев на Южный Урал в XVIII – первой половине XX в. носил поступательный, поэтапный, но неравномерный характер.
С середины XX в. под влиянием ряда факторов, в том числе, активного переселения из села в город, роста количества смешанных браков, унификации и интернационализации общественной жизни, начинается процесс ассимиляции украинского населения Южного Урала, утраты этнических особенностей культуры, народных традиций, языка. Ассимиляционные потери отчасти компенсировались в советское время постоянным притоком рабочих и инженеров на заводы и оборонные предприятия, научно-технической интеллигенции в исследовательские учреждения и высшие учебные заведения, но доля украинцев в составе населения региона в 1950–1980-е гг. необратимо уменьшалась. Во второй половине 1980-х – первой половине 1990-х гг. заметным был приток украинских мигрантов из Казахстана и Средней Азии в пограничные Оренбургскую и Челябинскую области. Но особенно стремительные темпы ассимиляция приняла в постсоветский период 1990–2000-х гг., численность украинцев региона сократилась за 20 лет в два раза. Сокращалась не только абсолютная численность украинцев, но и их доля в национальной структуре населения (Табл. 1, тыс. чел., % от общей численности населения).

Таблица 1 
Абсолютная и относительная численность украинцев на Южном Урале

Субъект РФ* 1926 (%) 1939 (%) 1959 (%) 1970 (%) 1979 (%) 1989 (%) 2002 (%) 2010 (%)
Республика Башкортостан 76710 (2,8) 92289 (2,9) 83594 (2,5) 76005 (2,0) 75571 (2,0) 74990 (1,9) 55249 (1,3) 39875 (1,0)
Оренбургская область 112108 (14,4) 152146 (9,0) 128541 (7,0) 113064 (5,5) 104971 (5,0) 102017 (4,7) 76921 (3,5) 49610 (2,4)
Челябинская область 27063 (3,5) 82846 (2,9) 134335 (4,5) 115390 (3,5) 111910 (3,3) 109615 (3,0) 76994 (2,1) 50081 (1,4)
Всего по региону 215881 (4,8) 327281 (4,2) 346470 (4,2) 304459 (3,3) 292452 (3,1) 286622 (2,9) 209164 (2,1) 139566 (1,4)

* Республика Башкортостан до 2002 г. учтена в границах Башкирской АССР; Оренбургская область с 1938 по 1957 г. называлась Чкаловская область; Челябинская область до 1934 г. учтена как Златоустовский, Троицкий, Челябинский округа Уральской области.   

 Этноязыковая ассимиляция особенно активно протекала в условиях урбанизации, ставшей важным фактором социальной жизни украинского населения Южного Урала во второй половине XX – начале XXI в. Так, если в 1939 г. городское население среди украинцев в Башкирии составляло 16,3%, то в 2010 г. – 74,1%; в Оренбургской области – 17,0% и 54,4%, в Челябинской области – 51,9% и 79,7% соответственно. Следует отметить, что в Челябинской области украинское население изначально формировалось как преимущественно городское, что связано с процессом промышленной индустриализации Зауралья в довоенный и послевоенный периоды.
По данным последних переписей, в Республике Башкортостан большинство украинцев проживают в гг. Уфа, Стерлитамак, Салават, Октябрьский, в Чишминском, Альшеевском, Стерлитамакском, Иглинском, Аургазинском районах. В Оренбургской области – в гг. Оренбург, Орск, Новотроицк, Соль-Илецк, в Акбулакском, Гайском, Ташлинском, Домбаровском, Адамовском, Беляевском районах. В Челябинской области –  в гг. Челябинск, Магнитогорск, Златоуст, Троицк, Еманжелинск, в Агаповском, Верхнеуральском, Октябрьском, Троицком, Чесменском, Варненском районах.
Украинцы, переселявшиеся на Южный Урал на разных исторических этапах, приносили с собой сложившиеся комплексы материальной и духовной культуры, элементы которых отчасти сохраняются до настоящего времени. Среди наиболее выразительных этнографических черт украинцев на Южном Урале – поселения и жилища, хозяйственные занятия и промыслы, пища, особенности семейно-брачных отношений, обряды и обычаи, фольклор, народные праздники, язык.
По вероисповеданию большинство украинцев-переселенцев ХІХ – первой половины ХХ в. являлись православными. Во время Первой мировой войны среди беженцев из Западной Украины преобладали греко-католики, но почти все они вернулись на родину. Уровень религиозности среди переселенцев до 1917 г. был достаточно высоким, уже в первые годы жизни на новых землях крестьяне возводили, как правило, за собственный счет сельские церкви и часовни. Непременной частью интерьера хаты были иконы, особенно ценились привезенные из Украины. На Урале и в Поволжье наиболее распространенным было почитание чудотворных Казанской и Табынской икон Божьей Матери. Среди украинских переселенцев на Южном Урале в конце XIX – начале XX в. существовала традиция ходить на богомолье по святым местам на Украину – в Киево-Печерскую и Почаевскую лавры. В советскую эпоху из-за гонений на церковь и господство атеистической идеологии количество верующих значительно уменьшилось. В Башкирии, например, во всех украинских селах, кроме с. Константино-Александровка Стерлитамакского района, церкви были или уничтожены, или приспособлены под хозяйственные потребности. Сегодня в некоторых селах (например, с. Золотоношка Стерлитамакского района РБ, с. Казанка Альшеевского района РБ и др.) старинные церкви возрождаются или воссоздаются.
Языковые процессы в среде украинского населения Южного Урала в целом соответствуют общероссийским тенденциям. Начиная с первых этапов переселенческого движения, украинские крестьяне селились, как правило, компактными группами, создавая отдельные ареалы и преимущественно моноэтничные населенные пункты (в Башкирии в 1926 г. – 528 , в Оренбуржье к 1930 г. – 617 , по Челябинской области подобные подсчеты не проводились), поэтому этнокультурные контакты с представителями других народов были минимальными, что способствовало длительному сохранению традиционного уклада жизни, в том числе языка. В первой переписи 1897 г. национальность, как известно, фиксировалась именно по языковому принципу, поэтому можно утверждать, что люди, записавшиеся в Оренбургской и Уфимской губерниях «малороссами» (более 46 тыс. чел.) владели украинским языком как родным . До середины XX в. внутри украинских ареалов в сельской местности общение происходило преимущественно на родном языке.
Начиная с 1920–1930-х гг., в процессе унификации всех сфер общественной жизни украинский этнокультурный комплекс начал подвергаться значительным трансформациям. В 1960–1970-х гг. в результате политики оптимизации «неперспективных» хозяйств значительная часть старинных населенных пунктов исчезла, широкий размах получила практика подселения или расселения местного населения, межэтнические и межкультурные контакты активизировались. Сравнительный анализ переписей населения 1959, 1979 и 1989 гг. показывает, что за прошедшее время уровень владения украинским языком как родным продолжал снижаться: Башкортостан – 48,7%, 44,5%, 41,0%; Оренбургская область – 45,7%, 37,0%, 32,9%; Челябинская область – 45,7%, 35,7%, 36,0% соответственно. При этом утрата национального языка была одинаково присуща как городскому, так и сельскому населению (Табл. 2, чел.).

Таблица 2
Владение украинским языком как родным среди городского и сельского населения Южного Урала (на 1000 лиц данной национальности)

Год переписи -

Субъект РФ

1959 1979 1989
городское население сельское население городское население сельское население городское население сельское население
Республика Башкортостан 396 532 401 581 381 540
Оренбургская область 379 457 361 461 321 406
Челябинская область 446 454 346 416 359 371


Если в 1960–1980-е гг. доля украинцев, владеющих украинским языком как родным или вторым, колебалась от 30 до 50%, то в 1990–2000-е гг. языковая ассимиляция приобрела галопирующий характер (Табл. 3, тыс. чел.). По данным переписи 2010 г., в Башкортостане в той или иной степени украинским языком владеют 29,7%, в Челябинской области – 21,5%, в Оренбургской области – 15,8% (в среднем по России – 34,7%) .
Таблица 3
Владение украинским языком среди украинцев Южного Урала         

Год переписи Субъект России 1989 2002[1] 2010
как родной (%) как второй (%) владение украинским языком (%) как родной (%) владение украинским языком (%)
Республика Башкортостан 30802 (41,1) 6598 (8,8) 19726 (35,7) 9191 (23,0) 11865 (29,7)
Оренбургская область 33633 (32,9) 9540 (9,3) 23011* 7140 (14,4) 7868 (15,8)
Челябинская область 39571 (36,0) 11290 (10,2) 18016* 7221 (14,4) 10817 (21,5)


[1] Вопрос о совпадении родного языка с национальностью не был включен во Всероссийскую перепись населения 2002 г. * В Оренбургской и Челябинской областях указана общая численность населения соответствующих субъектов, владеющих украинским языком.

Одновременно наблюдается динамика увеличения численности украинцев, признающих родным языком русский, по региону – 82,3% (Табл. 4, в тыс. чел.):
Таблица 4
Владение русским языком среди украинцев Южного Урала  

Год переписи Субъект России 1989 2002 2010
как родной (%) как второй (%) владение русским языком (%) как родной (%) владение русским языком (%)
Республика Башкортостан 43947 (58,6) 25818 (34,4) 54974 (99,5) 30450 (76,3) 39857 (99,9)
Оренбургская область 68306 (66,9) 29377 (28,8) 76833 (99,8) 42409 (85,4) 49518 (99,8)
Челябинская область 69934 (63,7) 35405 (32,2) 76919 (99,9) 42764 (85,3) 50002 (99,8)

В настоящее время в этноязыковом ландшафте Южного Урала украинцы занимают различное положение: в Оренбургской области – четвертое место после русских, татар, казахов (49610 чел., доля в населении – 2,5%), в Челябинской области – четвертое место после русских, татар, башкир (50081 чел. – 1,4%), в Республике Башкортостан – шестое место после русских, башкир, татар, чувашей, марийцев (39875 чел. – 1,0%) . 
Для национальных республик, в данном случае Башкортостана, важное значение имеет вопрос о языковых контактах украинского населения с представителями титульной нации. Динамика владения украинцами башкирским языком выглядит здесь следующим образом: 1970 г. – 93 чел., 1979 г. – 90, 1989 г. – 205, 2002 г. – 556, 2010 г. – 396 . Уровень владения украинцами языками других национальностей в Оренбургской и Челябинской областях в 1950–1980-е  гг. был не таким высоким, но также постепенно возрастал от 0,1 до 0,3% соответственно. Выраженной особенностью южноуральского региона является поступательное увеличение численности украинцев, владеющих языками местных тюркских народов – татар, башкир, казахов. Этноязыковое взаимодействие происходит, прежде всего, в результате межнациональных браков с представителями соответствующих национальностей. Приведенные тенденции свидетельствуют о дальнейшем межэтническом сближении украинцев с другими народами Южного Урала, прежде всего, русскими, как форме этнокультурных адаптационных механизмов.
Во второй половине XX в. под воздействием общих процессов унификации и стандартизации во всех сферах жизни многие черты украинской национальной культуры постепенно исчезали. Результаты исследований показывают, что более длительное время этнические особенности сохраняются, прежде всего, в традициях питания и фольклоре, другие формы культуры стремительнее подвергаются трансформации. Данные процессы на рубеже 1980–1990-х гг. предопределили подъем национально-культурного движения украинцев Южного Урала, ставшего одним из самых ранних и активных в стране. В Башкортостане истоки организованного украинского движения восходят к весне 1989 г. и связаны с подготовкой праздника к 175-летию со дня рождения Т.Г. Шевченко. Еще в советскую эпоху, 13 января 1990 г., в Уфе было создано «Товарищество почитателей украинской культуры «Кобзарь» (с 1992 г. – Республиканский национально-культурный центр украинцев Башкортостана «Кобзарь»). За период с 1992 г. по 2010 г. состоялось шесть съездов украинцев Башкортостана, в нескольких редакциях приняты и реализованы программы национально-культурного возрождения и развития. В настоящее время в республике существует 20 коллективов творческой самодеятельности, некоторые имеют статус народных: «Барвінок», «Червона Калина», «Дніпро», «Чарівниці», «Хуторок», «Вербиченька». Старейший народный хор «Кобзарь» (г. Уфа), основанный в 1992 г., стал визитной карточкой украинцев Башкортостана. В 1993–1995 гг. преимущественно за счет частных пожертвований издавалась региональная газета украинцев Волго-Уральского региона «Криниця». С марта 1994 по май 1997 г. на республиканском радио периодически выходила в эфир передача на украинском языке «Обрій». С 1995 г. начал работать Союз украинок Башкортостана «Берегиня», на рубеже 1990–2000-х гг. имел место опыт создания Союза украинской молодежи. Ежегодно РНКЦУБ «Кобзарь» проводит конкурс на лучшее исполнение произведений Т.Г. Шевченко, традиционными для республики стали фестивали и народные праздники «Ой, радуйся, Земле!», «Червона Калина», Ивана Купала. В 1999 г. создан республиканский историко-культурный центр украинцев Башкортостана «Село Золотоношка» Стерлитамакского района, где украинцы составляют более 60% населения. ИКЦ включает в себя музей, библиотеку, сельскую церковь, дом культуры, школу, ведет активную культурно-просветительскую работу.
В Республике Башкортостан с 1993 г. функционирует наиболее развитая в России система национального украинского образования. Задача по ее созданию была поставлена в марте 1992 г. на I съезде украинцев РБ. Педагогические кадры набирались путем приглашения специалистов из Украины или через стажировки своих учителей в профильных вузах Украины. В 1994 г. создан республиканский Союз профессиональных украинских учителей, который координирует учебно-методическую и воспитательную работу в образовательных учреждениях. Сегодня в Башкортостане существует шесть школ с преподаванием предметов украиноведческого цикла (язык, история, культура, фольклор, декоративно-прикладное искусство) – три общеобразовательные школы в селах с компактным проживанием украинцев (с. Степановка Аургазинского района, с. Золотоношка Стерлитамакского района, с. Троицкое Благоварского района), три муниципальные воскресные школы (две в г. Уфе, одна в г. Салавате). С 1997 по 2004 г. украинский язык преподавался в Уфимском педагогическом колледже, с 1998 по 2010 г. – в Уфимском филиале МГГУ им. М.А. Шолохова. В 2002 и 2008 гг. в Уфе проходили международные семинары по проблемам совершенствования преподавания предметов украиноведческого цикла для образовательных учреждений различного типа Российской Федерации, подготовлен ряд научно-методических изданий, ежегодно для учащихся разных возрастов проводятся языковые «летние школы».
В Оренбурге областное украинское культурно-просветительское общество им. Т.Г. Шевченко создано 24 июля 1992 г. В городах и районах области действуют 15 местных организаций – филиалов областного общества. Широкий размах получила организация фольклорных коллективов, которых сейчас около 30, во многих сельских населенных пунктах созданы музеи национальной украинской культуры, библиотеки им. Т.Г. Шевченко в Оренбурге и Орске, а также в ряде районных центров имеют значительный фонд книг на украинском языке. В 1959 г. в Орске открыт памятник Т.Г. Шевченко – один из немногих в России. С 1977 г. без перерывов ведет свою историю знаменитый оренбургский праздник «Шевченковский март» – цикл разноплановых мероприятий в городах и районах области, проходящий в течение всего месяца. Благодаря усилиям писателя, литературоведа, краеведа Л.Н. Большакова (1924–2004) в Оренбурге сложился всемирно признанный научный центр шевченковедения, в 1993 г. создан единственный в своем роде Научно-исследовательский «Институт Тараса Шевченко», издано значительное количество научной и научно-популярной литературы . С 2005 г. на русском и украинском языках выходит ежемесячная газета «Оренбурзька криниця». Оренбургская область также имеет опыт организации обучения украинскому языку: в 1990-е гг. занятия для желающих проводились при музее-гауптвахте Т.Г. Шевченко, в средней школе № 47 г. Оренбурга, областном дворце детского творчества, на областном радио на украинском языке ежемесячно выходила получасовая передача «Кобзарь» .  
Общество украинцев Челябинской области «Троянда» было создано 15 марта 1994 г. В 2000 г. состоялся I Областной фестиваль украинской культуры. В настоящее время в ряде городов и сел области активную культурно-просветительскую работу ведут самодеятельные творческие коллективы и ансамбли «Смерека», «Лелеки», «Квiтка», «Ластiвка», «Уральские кобзари», «Верба», «Зоряна криниця» и другие.
Таким образом, украинцы сыграли заметную роль в истории и культуре Южного Урала. В XVII–XVIII вв. украинские казаки выполняли задачи по обороне восточных границ Российской империи, в XIX – первой половине XX в. украинские крестьяне принимали активное участие в хозяйственном освоении и аграрной колонизации края; во второй половине XX – начале XXI в. рабочие, инженеры, ученые из Украины укрепляли военно-промышленный, научный и культурный потенциал региона. Потомки переселенцев разных периодов представляют сегодня важную часть этнокультурного пространства Южного Урала, сохраняя национальные традиции и выстраивая добрососедские отношения с другими народами.

Д.А. Черниенко

 

Материалы разделов

Кто онлайн

Сейчас 182 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Подписка